Неділя
20.08.2017
10:44
 

 Галичина
Приветствую Вас Призовник | RSSГлавная | Каталог статей | Регистрация | Вход
Меню сайта
Категории каталога
Загальні [11]Все що стосується Linux/Unix систем [2]
Цікава інформація
Все що стосується Windows [0]Зброя [0]
Флора і фауна [0]Авто світ [4]
Жилізо ПК [8]Відео [2]
Вампіризм і Перевертні [9]
Мини-чат


Главная » Статьи » Вампіризм і Перевертні

Вампиры и оборотни среди нас. Хроника, исследования - частина 5

Потом прибежала ватага парней и приволокла три креста, сбитые с церкви. Кресты воткнули в землю под чучелом, предварительно перевернув их. Молодежь по очереди стала мочиться на кресты, подзадоривая себя дикими выкриками, безумным смехом. Буйство длилось полчаса. За это время полностью закончили сооружение сатанинского алтаря под чучелом, и под вопли и смех вывели из склепа священника. Два здоровенных совершенно голых "брата" разложили старика на алтаре, жрец Вельзевула острейшей бритвой взрезал вены, воткнул нож в грудь жертвы.

- О, Великий Властелин Тьмы и Света, Господь наш Вельзевул, единственный на земле и в небе, в пучине и аду, прими жертву и приди к нам! Приди - мы молим тебя!!!

Кровь ручьями потекла в ведра. Когда старик-священник затих, обескровел, его перевернули вверх ногами и распяли на одном из крестов. То же самое проделали и с остальными служителями Божьего Храма. Когда все было закончено, жрецы начали лить кровь в ноги своему идолу. Молодежь неистовствовала, но и она не могла перекрыть визга жрецов, выполняющих обряд. Наконец идол начал медленно поднимать огромные, трехметровые руки. Из утробы его раздалось хриплое рычание, лающий смех вырвался наружу. Все замерли. А главный жрец провозгласил, сильно коверкая слова, ломая чужой язык:

- Господину нашему. Черному Гостю, угодно принять еще десять жертв. Братья во Сатане, вперед!!!

Несколько десятков парней бросились в толпу голых и беззащитных. Они уже знали, что от них требуется. Они хватали самых красивых девушек, валили их наземь, пинали ногами, потом волокли к алтарю. Над девушками вершили массовое насилие, прежде чем их можно было убить, принести в жертву. Насилие длилось несколько часов. Истерзанных, замученных девушек закололи как и священослужителей, кровь сцедили, тела бросили в склеп. Дым валил все гуще. Толпа добропорядочных ранее, но запуганных и диких поселян начинала дуреть, звереть. Она вопила в ответ на каждый вопль, визжала, ругалась, хохотала... Кровь залила чучело-идол, и тогда все вдруг воочию увидали, как явился из Тьмы сам Черный Гость, как он вселился в чучело. И оно ожило, взлетело, начало описывать круги над кладбищем. Это была жуткая картина, от которой многие попадали ниц. Но одновременно "черные братья" ритмично забили в барабаны. Начиналась дикая оргия. Голые обезумевшие от крови, дыма, воплей, страха и экстаза мужчины и женщины, юноши и девушки, мальчики и девочки бросились друг на друга, сгорая от похоти. Черная огромная тень кружилась s ночи, закрывая полную колдовскую луну. А под тенью извивались, дергались, вжимались друг в друга сотни тел. Вакханалия продолжалась до рассвета. Потерявшие чувство меры жрецы ползали среди голых и резали их ножами, высасывали кровь, кричали что-то по-своему. Но к тому времени, когда люди стали приходить в себя и медленно расползаться по домам, ни одного из жрецов на кладбищще не было...

Прошло более трех недель. В разгромленной церкви установили идол Вельзевула. Там шли еженощные бдения, малые шабаши. Местечко медленно вымирало. Люди теряли потребность работать, жить, творить... они хотели одного - дурмана, оргий, шабашей. Они пребывали в полузабытьи. И все же они покорно несли золото, серебро, ценные вещи на альтарь своему новому божеству. Они пригоняли своих коров и лошадей - все куда-то пропадало. Жрецы забирали все - кур, гусей, семена, вино, запасы вяленного мяса. Взамен они давали порочное наслаждение от служения Вельзевулу, и люди готовы были на все.

И вот на двадцать второй день в ближних к кладбищу домах утром обнаружили истерзанные трупы пяти парней. Лица их были обезображены, шеи изодраны и прокушены, руки вывернуты, выломаны... Поначалу не обратили внимания. Обычаи были забыты, хотя не прошло еще месяца с того памятного шабаша. Но трупы не стали хоронить по христианским заветам. Их оставили на растерзание собакам.

На следующее утро обнаружилось еще восемь трупов. Они были изуродованы сильнее прежних. Так продолжалось семь ночей кряду. Поселянам было все безразлично. На девятую ночь писарь решил разузнать в чем дело. Это был, пожалуй, единственный человек в местечке, сохранивший разум. Во время шабаша он прятался в старом заплесневелом склепе на краю кладбища. Утром ползком уполз в рощицу. Он провел все эти дни после шабаша в состоянии парализующего страха. Он боялся выявить себя как-либо, знал - не пощадят, если догадаются, что он не попал в сети Черного Гостя. И все же он решился.

Угроза исходила со стороны кладбища. Писарь сразу это понял - убийства вершились по мере удаления от этого проклятого Богом места. В ночь писарь приполз на кладбище, заполз в уже знакомый склеп, отдышался и стал ждать. Около двух часов ночи, когда тьма была особо густой, его насторожил шорох, доносившийся из центральной части кладбища. Осторожно высунувшись, он увидал, что из того самого слепа, куда сбрасывали тела истерзанных девушек, выползает кто-то, поблескивая голым костянистым черепом. И он не ошибся! Поочередно из склепа выползли десять оскаленных изможденных трупов с обвисшей, сползающей с костей плотью. От страшного зрелища писарь потерял сознание. Когда он пришел в себя, было уже светло.

Утром в поселении нашли двенадцать трупов с перегрызенными глотками и выдавленными глазами.

На следующую ночь писарь спрятался в рощице и наблюдал оттуда. Он видел все десять черных поблескивающих костями теней, которые шли к домам. Превозмогая ужас, он пополз следом и сумел подсмотреть картину расправы над беззащитными людьми. В одном из домов, в котором жила теперь молодежь секты, охранявшая жрецов, горела лучина, все было хорошо видно. Девушка - мертвец, трясущаяся словно от страшного холода, заползла в дверь, застыла на пороге, будто выбирая жертву. Парни спали на полу и лавках вповалку, они были то ли пьяны, то ли в дурмане. Писарь рассмотрел ужасный лик упырихи - это был почти голый череп, с кровавыми болтающимися на жилках желтыми глазными яблоками. Непомерно большие и острые клыки торчали изо рта вверх и вниз. На костлявых пальцах были острейшие желтые когти, на ногах... ноги были нечеловеческими, это были ноги птицы - трехпалые, морщинистые, когтистые. Именно такой ногой-лапой упыриха разорвала горло лежавшего ближе к ней. Тот и шелохнуться не успел. Двоих других она одновременно придушила руками - силой она обладала исполинской, колдовской. Оставалось еще шестеро. И тогда она вдруг выпрямилась. Вскинула голову. Глаза загорелись фиолетовым огнем - какие-то пронзительные лучи стали исходить от них. Словно по команде парни проснулись, заворочались, забурчали, стали приподниматься. В глазах у них стоял ужас, их трясло не меньше, чем девушку-мертвяка. Но они были словно загипнотизированы. Они не могли ни бежать, ни руки поднять.

- Я пришла к вам, - заговорила упыриха, - отдать долги.

Лица и рубахи парней взмокли от чудовищного напряжения. Насильники знали точно, пощады им не будет. Но защититься не могли, участь их была ужасающа.

- Нет, я не буду вас терзать так, как терзали вы меня! - проговорила упыриха и жутко осклабилась. - Я вас быстро спроважу в ад. Там вас хозяин давно заяодался. Не будет вам прощения!

Она подошла к ближнему, встала на колени и на глазах у остальных, спустив с жертвы штаны, отгрызла ему гениталии. Кровь полилась на земляной пол. Все видели, какие муки испытывал парень, как его корчило, трясло, выгибало, как то бледнело, то пунцевело его лицо, градом катил пот... но ни звука, ни стона. Упыриха приподнялась и стала целовать его в шею и губы. Она целовала без передышки, все страстнее и страстнее, потом стала слегка прикусывать кожу, потом кусать, потом медленно, неторопливо жевать ее, грызть. Писарь опять потерял сознание. А утром он узнал, что всех парней постигла та же участь, что и первого, - на трупы было страшно смотреть!

Следующей ночью писарь уполз из местечка. Он нашел приют у барона - тот сделал его "дураком"-шутом. Через полгода писарь скончался от болей в голове и груди.. Последние месяцы он, в свои тридцать лет, был похож на дряхлого выжившего из ума старца. И все же он успел кое-что записать, передать потомству.

Еще до этого он многое рассказывал и барону и его дворовым. Никто не верил "шуту", все поднимали его на смех. Однако в Лоревиль идти не решались. Встревожился барон лишь тогда, когда сатанисты не прислали ему очередную партию малолеток для растления. Он послал гонцов в местечко. Они не вернулись. Второй отряд также пропал без вести. Тогда барон отправился в путь сам с двенадцатью бойцами-телохранителями. Он без приключений добрался до Лоревиля. И обнаружил мертвую пустыню, гиблое место. Обглоданные скелеты валялись меж обобранных пустых стен - будто жесточайший покоритель прошелся по этим местам. Сатанистов и след простыл. Барон с отрядом решили заночевать. Страхов не было, волнения тем более - ведь барону приходилось принимать участие не в одном воинском набеге на города, селения. Он знал, что такое мор и глад, смерть и победа.

Но то, что ему довелось пережить этой ночью, превзошло по своей напряженности все предыдущее. Он проснулся от громкого хруста костей. Спросонья ничего не понял. Лишь потом его глаза различили страшное, изможденно-костлявое существо, которое грызло последнего из стражников. Все другие были истерзаны до полной неузнаваемости. Существо глядело на него в упор желтушными большими глазищами, чавкало, хлюпало, скрипело зубами и грызло, не переставая. Барона выручил опыт и решительность. Он слыхивал разные истории об упырях-покойниках. И на всякий случай носило собой большой серебрянный кинжал с лезвием более шестидесяти сантиметров. В этот раз он его взял с собой специально, хотя и смеялся вместе со всеми на "шутом"-писарем. Молниеносным движением он прыгнул на упыря, вонзил ему в грудь кинжал и, не выдергивая его, отскочил, бросился из дома, а потом из местечка. Он бежал через буреломы и болота, через поле и рощицу. И он вырвался. Но по странному стечению обстоятельств тоже умер через полгода после случившегося. Перед смертью он-был дряхл и безумен.

Люди обнаружили проклятое место. Более полутора веков никто там более не селился. Его обходили стороной.

Бытовали слухи, что почти везде, где находили пристанища жрецы и "братья" из черной секты, происходило тоже самое - гибли люди, разорялись села и городки, появлялись упыри, вороны, гиены. В других местах, где царствовали более умеренные секты дьяволопоклонников, было не так плохо, но постепенно все приходило в упадок, беднело, зарастало, вымирало. Отступившая от Бога Европа испытывала нелегкие времена.

В отличие от Западной Европы случаев вампиризма различных степеней на территории России зафиксировано значительно меньше. Посвящая теоретическим исследованиям отдельную главу, в данной мы обратимся к конкретным и наглядным фактам ввоза и распространения вампиризма, вурдалачества и людоедства в Россию.

Все выше перечисленные пороки никогда не были свойственны коренному славянскому населению Великой России, отличавшемуся на протяжении тысячелетий, с самой глубочайшей древности физическим и психическим здоровьем, устойчивыми, выдержанными нравами. Как известно, чай, кофе, водка, табак, все виды наркотиков, так же как и мздоимство, проституция, все виды половых извращений, инфекционные болезни и прочие "подарки" были каждый в свое время завезены в основном с развращенного и прогнившего Востока, частично с Запада.

Таким же образом происходило просачивание на Святую Русь и всех видов вампиризма. В качестве доноров-распространителей в первую очередь выступали, разумеется, сатанистскокаббалистические секты Запада и Востока, создававшие вокруг себя очаги вампиризма, сатанизма, антихристианства, пробивавшие туннели в инферномиры я вызывавшие оттуда инферновампиров и сопутствующее зло. Кабалло-сатанизм, расползшийся по миру из очагов псевдоцивилизаций Ближнего Востока, при каждой локализации приобретал свое собственное, отличное от иных лицо, свои приметы. Мы не будем специально освещать данного предмета, так как в настоящее время это чревато непредсказуемыми последствиями, ввиду того, что у власти в России находятся иудеи, презирающие и ненавидящие Россию, но свято чтущие свои древности, свою историю и недопускающие просачивания на свет белый некоторых нежелательных фактов этой истории. По той же причине нам придется полностью опустить главу наиболее яркую и насыщенную, посвященную злодеяниям на Руси Хазарского Каганата, этой цитадели вампиров-оборотней. Потомки иудеев-хазар, полностью разорившие Россию с 17-го по 33-й годы, уничтожившие на корню русскую интеллигенцию и более половины русского населения России, в годы нынешние повторно взяли реванш над потомками Святослава и получили от "мирового сообщества" Россию и русский народ в полное и абсолютное владение. И потому любое напоминание о злодеяниях их предков может вызвать цепь репрессий и казней. Тем не менее, опуская по вышеизложенным причинам значительную часть исследования, мы предлагаем читателю наиболее интересные фрагменты иных глав.

Как известно, первобытным людям на территории Западной Европы и в Азии был присущ повседневный, привычный каннибализм-людоедство. Наиболее чтимым лакомством считался мозг. До сих пор археологические могильники возле стоянок первобытных людей изобилуют сотнями, тысячами раздробленных и пробитых человеческих черепов. Люди пожирали друг друга с самой седой древности, пожирают и ныне, хотя формы каннибализма в значительной степени изменились (чистый каннибализм сохранился лишь в Африке и на ряде тропических островов). Предки славян в силу непонятных для нас пока причин отвергали людоедство и считали его абсолютно неприемлемым для своих ранних и поздних общин. Случаев открытого вампиризма тем более не было, ибо даже малейший намек на нечто подобное мог закончиться для искателя приключений плачевно. Однако уже в седьмом веке до Рождества Христова в районе Северных Балкан был зафиксирован случай явления трех волхвов-чародеев из "огненных земель", который мы вкратце опишем.

Три волхва - "ликом черны и злострашны", обладающие, судя по всему, огромной силой гипнотического воздействия, появились в городище Суза. Никто не мог объяснить их прихода в городище и неожиданной власти, которую они возымели над старейшиной вождей-царей Выгом Ставеном. Еще недавно сильный, статный и могучий старейшина начал сохнуть, болеть, редко показываться на людях. Людям было объявлено, что хворобы одолели главу городища и союза племен-родов, что именно для излечения Ставена и вызваны из чужедальных земель волхвы. Ближнее окружение старейшины выполняло все требования волхвов в надежде спасти повелителя, пользующего любовью народа. По их настояниям в огромный терем старейшины были приведены девять дюжин детей обоего пола. Отроки и отроковицы должны были развлекать высыхающего старейшину своими песнями и танцами, отдавать ему часть своей неуемной силы и энергии. И на самом деле с утра до ночи и с ночи до утра из терема раздавались песнопения, странные ритмичные звуки, крики, стоны... Выг Ставен совсем перестал показываться на обширном внешнем гульбище терема, во внутренние покои никого не допускали. И все же одному из витязей младшей дружины Ставена удалось обнаружить, что детей в тереме убавляется с каждым днем. И вот однажды перед рассветом ему, пробравшемуся в закрытую опочивальню старейшины, представилась жуткая картина: вся комната была наполнена пахучими, едкими дымами, сам старейшина, явно пребывавший в гипнотическом трансе, стоял столбом посреди покоев и мерно покачивался, взирая безумными глазами на висящее перед ним золотое сверкающее в свете колдовской свечи яблоко, тем временем все три волхва сидели вокруг старейшины в драгоценных парчовых одеяниях, с золотыми обручами на головах... и медленно, содрогаясь в вакхическом, сатанинском экстазе, пуча черные, наполненные жгучей магической силой глаза, пожирали расчлененный труп десятилетнего ребенка. Это был странный, непонятный обряд. И если бы витязь промедлил секунду, он неминуемо попал бы под власть колдовских чар. Однако реакция воина сработала молниеносно - бронзовой булавой он разбил головы волхвов, подхватил старейшину, выволок его на свежий воздух. После этого бросился к детям. Только восемнадцать мальчиков и девочек удалось ему найти живыми. И у тех были следы прокусов на шеях. После каждой "трапезы-обряда" во внутренних покоях, волхвы, зачаровывая детей, прогрызали им шеи и высасывали кровь, запивая поглощенное ранее человеческое мясо. Потом они смазывали раны снадобьями и погружали несчастных в гипнотический сон. Трупы упырей-волхвов выволокли далеко за пределы городища, бросили на растерзание диким зверям. Старейшина пришел в себя через три недели. О диких ночных оргиях чужеземцев он ничего не помнил. Провалы в памяти были большими. Выг Ставен уверял, будто последнее, что он видел, перед тем, как впасть в забытье, были три дряхлых старца-путника, которые попросили его накормить их и напоить, лица их были покрыты капюшонами. На вопрос старейшины, кто они, откуда держат путь, зачем пришли на Русь, старцы ответили, что они посланцы далекого божества, что они проповедники и посланы в земли славян, чтобы принести свет истинной веры Востока и что каждого зовут хуруучитель, и что без их проповедей и учений стоит над землями славянскими тьма и безверие. Собрание городища лишило Ставена власти и приняло завет- не пускать отныне в земли свои проповедников, несущих "свет истинной веры", ибо не свет они несут, а кровь, горе и раззор, и что насылаемы все они, независимо от стороны, из которой пришли, силами зла, и имя им - бесы.

Таково одно из первых упоминаний о вампирах в наших землях. Другое дошло из Угорской земли III века до Рождества Христова, коренной земли росов. Чужеземца-проповедника, бродившего из поселения в поселение, сеявшего зависть и злобу, за растление и убийство двух девочек живьем закопали в землю в трех верстах от родового кладбища. Закопали и забыли. И лишь через три месяца местный охотник совершенно случайно обнаружил рядом с тем местом изуродованную тушу огромного бурого медведя. Свирепый хищник был изломан, искорежен до неузнаваемости - кости переломаны, челюсть выдрана, горло перегрызено, хребет вывернут винтом. Когда охотник попытался было подойти ближе, он неожиданно увидел, как изпод туши вылезла костяная рука скелета. Он замер, остолбенел. Туша медленно переворачивалась, что-то неживое и страшное выползало из-за нее. Опомнившись, охотник опрометью бросился наутек. Ему никто не поверил. Но той же ночью в поселение пришел страшный мертвец-скелет, он долго ходил вдоль домов, жутко выл, скрипел костями, клацал зубами, заглядывал в окна. Так повторялось семь ночей подряд. Наконец, один смелый житель поселка не выдержал и с мечом в руке выскочил на улицу, набросился на мертвеца. Тот одним ударом вышиб меч, затем повалил несчастного смельчака, прогрыз ему горло и высосал всю кровь. После этого мертвяк совсем озверел, он, по всей видимости, набрался силы от выпитой крови. И стал вламываться прямо в дома, наводя ужас и сея смерть. Ушел он восвояси перед самым рассветом - причем, как обнаружилось потом, ни одного следа на дороге он не оставил, будто шел по воздуху. Промедление и нерешительность были чрезвычайно опасны. Был тут же собран Большой круг. И решено действовать в двух направлениях. Воины поселка готовились к схватке, собирались идти к месту захоронения чужеземного проповедника-вампира. Жрец бога Велеса готовился по-своему. Задолго до официального введения христианства на Руси практически все протославянство, праславянство и славянство жили по христианским заповедям, знали защитную силу креста... родовые боги служили больше в качестве чисто психологических защитников и сберегателей. И вот отряд воинов добрался до страшной, проклятой могилы... но нашел ее развороченной и пустой. Мертвец скрывался где-то в окрестных лесах. Принялись прочесывать чащу. Операция заняла весь день. Уже был темно, когда отряд вернулся в поселение. Глазам воинов предстала ужасающая картина - десятки человеческих тел с прокушенными шеями лежали по обочине дороги. Обезумевшие от ярости воины бросились на поиски вампира-убийцы. Но они опоздали, все было сделано без них. На центральной площади поселения в обережно-оградительном круге, усиленном с четырех сторон четырьмя большими деревянными, заговоренными крестами, бесновался скелетообразный мертвец-упырь. Он бросался на невидимую преграду, скалил зубы, выл, рычал, бешено вращал кровавыми безумными глазами, угрожал, ругался... но ничего не мог поделать, преграда не пускала его. Вампир попался в незримые сети жреца бога Велеса! Это была его окончательная смерть! Прежде, чем воины успели броситься на загнанного в ловушку мертвеца, двенадцать служителей Велеса преградили им путь. "Рано! - закричал жрец. - Пусть придут все!" С большим трудом удалось собрать весь люд поселка, многие не могли преодолеть парализующего страха. И все-таки жрец добился своего. Люди собрались все до единого. И вот тогда служители, вооруженные двухметровыми острейшими осиновыми кольями, сузили круг и на глазах у всех пригвоздили кольями беснующего посланца сатаны к земле. Воины бросились было со своими копьями, палицами и мечами, чтобы добить упыря. Но жрец остановил их. "Не сметь! - закричал он. - Вы дадите ему возможность выжить, если хоть один меч коснется его! Стоять на месте!" Вампир, пригвожденный кольями к земле, бился в страшных судорогах, хрипел, изрыгал омерзительнейшие проклятия. Никто не подошел к нему, никто не помог, никто не добил. Так и испустил он свой мертвецкий черный дух. Жрец запретил трогать упыря восемь дней и ночей. На девятую в обережном круге не осталось ни волоска, ни косточки- преисподняя полностью забрала к себе чудовище, насланное на Русь под видом проповедника "истинной веры". В течение тысячелетия ни одна нога не вставала на огражденное проклятое место.

Значительно позже, перед самым Рождеством Христовым, в окрестностях Старгорода, что стоял в низовьях Днепра, объявилась пророчица. Она ходила от села к селу, от городища к городищу и пугала всех прорицаниями о грядущем пришествии врага рода славянского. По доброте и радушию древние росичи принимали всех странников с распростертыми объятиями, угощали, укладывали на ночлег, одаривали едой и одеждой. Так принимали и странную пророчицу. Была она необычайно высока иссиня черна, огромный гнутый нос свисал к подбородку, выпученные черные глаза занимали больше трети морщинистого страшного лица и наводили на добрых людей страх. В сглаз тогда росичи еще не верили, так как уроженцы самих славянских племен не обладали "дурным глазом", а захожих сатанистов, каббалистов (или как их называют ныне, экстрасенсов, психоэнергетиков) было не так уж много. В основном они приходили вместе с чужеземными набегами, с ордами, реже с заморскими купцами. Но их всегда гнали, зная, что это черное и страшное зло, что способность к сглазу дается недобрым людям, дается или силами зла или лишением разума, то есть вселением бесов и обречением на безумие. Знали об этом в основном славянские жрецы-волхвы (у нас совершенно необоснованно считают славянских жрецов, волхвов язычниками, идолопоклонниками, замечая лишь внешние детали их сверхсложных верований и культов. Фактически же славянские волхвы были подлинными зародителям и создателями Христианского Учения, ниспосланного им Свыше. Именно они, обитая еще с древнейших времен и на Ближнем Востоке и в Малой Азии, и на Балканах, и в Причериоморских степях, и в Иране, Индии и на всех путях, связующих эти земли, на протяжении двенадцати тысячелетий подготавливали арийское население Земли к восприятию Христианства, Его Приходу, работа эта была многотрудная и кропотливая, она до сих пор не то, что не оценена, а полностью скрывается нынешней так называемой "наукой", точнее лженаукой, которую всецело контролируют иудео-каббалисты). Пророчица старалась не встречаться с волхвами, обходила их храмы и священные рощи. И все же сами жители начали замечать, что после ее прихода скот переставал давать молоко, телиться, дети начинали болеть и постоянно плакать, у беременных случались выкидыши, старики умирали и горе зависало над селением, где ступала черная нога черной пророчицы. Но больше всего встревожило то, что из селений вдруг пропадали юноши, почти мальчики. Вот тогда жрецы, собравшиеся в Старгороде на совет, и решили проследить за странной проповедницей. Все оказалось просто - колдунья собирала юношей в укромных местах очаровывала их (как потом рассказывали выжившие, им она казалась черноокой полногрудой красавицей), вселяла безумные надежды, обещала научить целительству, ворожбе, колдовству... и уводила с собою в глухие чащобы. Специальные отряды дружинников обнаружили в лесах восемнадцать "черных скитов", где в землянках жили изможденные, околдованные юнцы, жаждавшие получить от колдуньи незримую власть над людьми. Все они были абсолютно безумны. Ни одного не удалось излечить. Каждую ночь они надрезали себе вены на левой руке и сцеживали кровь в черный жбан, из которого пила пророчица-колдунья. Но та выпивала не всю кровь. Из остатков она готовила какое-то снадобье, которым потом мазала губы младенцам в поселках... из причащенных ею вырастали злые, завистливые, безумные люди, сеявшие вокруг себя рознь, распри, кривотолки, вражду. Бесчинства колдуньи длились слишком долго, по той простой причине, что "простота хуже воровства", добрые люди, не подозревая черного обмана, верили ей, надеялись, что она принесет им здоровье и добро. Жрецам пришлось затратить много усилий, чтобы разрушить эту ложь. Пророчицу утопили в Гнилом болоте, вбили в страшное место сорок семь заостренных осин, вбили так, что они пустили корни и так росли потом, образовав неимоверное сплетение стволов и ветвей. Но долго еще жуткое зло кружило над старгородскими местами.

В IV веке от Рождества Христова занемогшая княгиня киевская Добруша (Киев стоял на своем месте задолго до Рождества Христова, был укрепленным боевым замком, торжищем, одним из средоточий необъятных Русских земель. Этот факт также скрывается псевдоучеными иудеямикаббалистами, держащими под своим "колпаком" не только Отделение истории АН России, но и аналогичные заведения всего мира) вызвала через дальних своих скифских родственников врачевателей из Магриба. Никто не знает, кем были эти врачеватели, теперь это установить крайне трудно. Но пришли они с какими-то своим целями. Приход их был черен и дик. В тот миг, когда нога первого ступила на Киевскую землю за Большими воротами, с единственного христианского храма Андрея Первозванного упал огромный серебряный крест, а жрецы-волхвы богов Велеса, Рода, Перуна, Святовида, Сгрибога и Даждбога независимо друг от друга ощутили, что над городом повисла незримая черная туча и все вокруг потемнело, наполнилось потусторонним злом. Князю Бодру рассказали обо всем, попросили немедленно изгнать бесов. Но тот не мог уронить чести, отменить княжьего слова и решения. Княгиня скончалась через семь дней после прихода "врачевателей". Тяжко занемог князь. Дружина была в растерянности. И вот тогда проявил себя народ. Горожане выволокли бесов из терема и плетьми гнали их до Больших ворот - в городе их боялись убить, зная, что если прольется хоть капля черной сатанинской крови в эту землю, проклятье зависнет над городом... А за воротами, в восьми верстах с трех сторон стояла дикая иноплеменная орда. Дело закончилось кровопролитной битвой.

Категория: Вампіризм і Перевертні | Добавил: kleoo-svitulo (15.03.2009) | Автор: Олег Исхаков
Просмотров: 364 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0

Ім`я *:
Email *:
Код *:


Форма входа
Поиск
Друзья сайта
Статистика

Онлайн всього: 1
Гостей: 1
Користувачів: 0
Copyright MyCorp © 2017
Хостинг від uCoz